42-я улица
  • мюзикл

42-я улица

Праматерь всех мюзиклов рассказывает историю начинающей певицы Пегги Сойер, которой выпадает уникальный шанс показать свой талант в бродвейском шоу, когда ведущая звезда получает травму. Суровые тридцатые годы, Великая Депрессия, жестокий театральный мир, в котором так трудно пробиться провинциалке, и, конечно, невероятные музыкальные номера, роскошные костюмы и завораживающе синхронизированные танцы труппы из полусотни исполнителей. Спектакль, основанный на знаковом фильме 1933 года, лауреат премий Тони и Оливье 80-х и 2000-х, перенесен одним из авторов оригинального либретто Марком Брамблом на сцену Королевского театра Друри Лейн в самом сердце Вест-Энда в 2017 году во всем своем экстравагантном и наивном блеске.   Роскошные шоу 30-х, контрастирующие с разрухой и голодом американских улиц, погруженных в Великую депрессию, – поразительный пример отчаянного эскапизма, побега от суровой реальности в сверкающий мир прожекторов, блесток, ритма, музыки и сказок со счастливым концом. Как приятно хотя бы на пару часов отвлечься от тягот жизни и с замиранием сердца следить, как фортуна поворачивается лицом к современной Золушке, которая добивается успеха и славы тяжелым трудом и талантом!   Наивный, как во всех классических мюзиклах, сюжет рассказывает о пяти неделях репетиций огромной труппы постановки «Красотка» (Pretty Lady). От успеха шоу зависит судьба множества людей: и режиссера-тирана на грани нервного срыва Джулиана Марша, и начинающей исполнительницы Пегги, и циничной звезды Дороти Брок, проложившей свой путь к успеху через постель продюсера, и рядовых артисток кордебалета. Случай выдвигает Пегги на первый план, и на хрупкие плечи юной провинциалки ложится огромная ответственность: у нее есть всего 36 часов, чтобы выучить шесть песен, 10 танцев и 25 страниц диалога, чтобы спасти премьеру шоу в Нью-Йорке…   Марк Брамбл, один из авторов либретто первой постановки мюзикла 1980 года, уже второй раз поставил «42 улицу» в Лондоне: всего за два года до своей смерти и спустя 33 года после первого пришествия постановки на Вест-Энд (кстати, в том спектакле участвовала начинающая актриса Кэтрин Зета-Джонс – и была замечена продюсерами, когда она заменяла исполнительницу роли Пегги).   48 актеров, 432 костюма, 2000 осветительных приборов. Роскошное шоу, виртуозно сочетающее классические музыкальные хиты Гарри Уоррена и идеальную хореографию оригинала с кислотными костюмами (которые превратили черно-белые 30-е в гиперреалистично яркую картинку) и технологичными декорациями начала XXI века с оммажем культовым сценам фильма 1933 года (например, огромное зеркало, в котором отражаются ноги кордебалета, словно в каком-то гигантском калейдоскопе), – такое можно было создать только с многомиллионным бюджетом, который лондонские продюсеры охотно доверили живому классику.    Как бы ни был старомоден сюжет, от такого зрелища невозможно оторвать взгляд, и на ключевых сценах мурашки бегут по коже от слаженности труппы (полсотни артистов, синхронно исполняющие степ на сияющей гигантской лестнице, – завораживающая картина) и отточенности движений солисток (легенда британской сцены Бонни Лэнгфорд в роли строптивой Дороти Брок и Клэр Хэлс в роли Пегги Сойер, которая движется по сцене с головокружительной скоростью и легкостью).   К концу этого энергичного и ослепительного спектакля в зале не останется зрителя, который не разделил бы всей души слова режиссера выдуманного шоу Джулиана Марша: «Музыкальный театр» – два самых красивых слова в английском языке!» 

18+

© 2001–2019 «МИРАЖ СИНЕМА».